Николай II и Александра Федоровна: И в горе, и в радости - История любви - Биографии - Каталог статей - Персональный сайт
Cайт Татьяны Сухотериной Суббота, 25.03.2017, 16:25
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории
Великие женщины [15]
История любви [14]
Гениальные мужчины [9]
Статьи о судьбах и творчестве гениев планеты Земля
Сегодня
Поиск
Главная » Статьи » Биографии » История любви

Николай II и Александра Федоровна: И в горе, и в радости

14 мая 1896 года. Москва. Успенский собор. Толпы народа, радостный гул и звон колоколов. И в один миг наступила тишина. Священная церемония царского коронования началась. Государь Николай II принял корону из рук митрополита и возложил ее на свою голову, а затем на голову своей законной супруги Александры Федоровны. Свершилось! Народ возликовал. Все сердца переполнены мистическим ощущением грядущего: наступающего двадцатого века, глобальных перемен для России, новой жизни с новым императором. И только души двух влюбленных – Ники и Аликс – наполняла тревога. Они не хотели для себя такого будущего. Роли императора и императрицы, могущественных властелинов одной шестой суши земли, не привлекали их. Все, чего они жаждали, – это тихая семейная жизнь на лоне природы, вдали от государственных дел. Но судьба приготовила их любви еще более тяжелое испытание…

Покорный бунт

Они познакомились в 1884 году. Шестнадцатилетний русский принц увидел на балу загадочную дармштадскую принцессу, которой едва минуло двенадцать лет. И его сердце на секунду остановилось… Вот они кружатся в вальсе, и малышка Аликс стыдливо опускает глаза, вот они с бокалами шампанского стоят на террасе и обмениваются двумя-тремя робкими фразами, а вот они впервые оказались один на один в узком коридоре маленькой императорской дачи «Александрия» в Петергофе. Двое влюбленных стоят у окна и у начала своей судьбы, смотря в таинственную даль. В память об этой встрече Ники и Аликс вырезали кольцом на стекле свои инициалы. Позже императорская чета будет снова и снова возвращаться на эту дачу, отыскивать на стекле свои инициалы и вспоминать о безмятежном прошлом, о начале их большой и чистой любви.

…Но все не так просто. Русскому цесаревичу давно приготовлена выигрышная партия: принцесса Орлеанская, дочь графа Парижского. Этот брак должен стать началом союза России и Франции. Поэтому отец Александр III слушать влюбленного сына не желает. Там же, в Петергофе, состоится объяснение отца и сына. Кто такая эта выскочка Аликс? Одна из дочерей бедного, как церковная мышь, герцога Гессен-Дармштадтского, внучка королевы Виктории, заядлая пуританка, бесприданница. После смерти матери малышка вынуждена скитаться по королевским дворцам Европы. И пусть ее сестра Элла стала женой великого князя Сергея Александровича. Элла хотя бы красавица. А Аликс совершенно необаятельная, неуклюжая, держится, как будто аршин проглотила. Совсем не пара престолонаследнику.

Никто не в силах ослушаться императора. И мягкий, послушный Ники умолкает. Но от природы он упрям и терпелив. Можно запретить ему видеться с Аликс, но никто не запретит ему любить ее. Это был покорный бунт молодого цесаревича. Он не женится на французской принцессе и будет всю жизнь ждать свою единственную Аликс. Сколько юношей в шестнадцать лет давали себе подобную клятву? Но не многие ее потом выполняли…

Их любовь не осталась коротким детским увлечением. Она переросла в нечто большее. Разлученные расстоянием и людьми, Аликс и Ники поддерживали искру своей страсти в письмах. Впрочем, даже переписываться им было нельзя: не позволял этикет. Выручила сестра Элла, в крещении великая княгиня Елизавета Федоровна, которая стала их ангелом-посредником.

«Чашу эту мимо пронеси…»

Любовь в письмах длилась несколько лет. А между тем гормоны юноши брали свое. Не в силах смотреть на страдания сына, император подыскивает для Ники благородную и «чистую» девушку на роль первой любовницы. В те времена это была обычная практика для юношей из богатых семей. Роль жрицы любви досталась восходящей звезде Императорского театра балерине Матильде Кшесинской. Ники долго сопротивлялся, храня верность своей гессенской принцессе, но желания тела в итоге победили. Впрочем, встречаясь с Кшесинской, он не перестает думать об Аликс.

Январь 1894 года. Комиссия медиков вынесла свой приговор: Александр III смертельно болен. Эта мрачное известие сочеталось для Ники с невольной радостью: ему наконец-то дали добро на обручение с Аликс. Не за горами коронация, а престолонаследник должен быть человеком семейным. Искать для Николая невесту не было времени. Тактика Ники сработала: он дождался, его любовь победила! Непременное условие: гессенская принцесса должна принять христианскую веру. Но что это значило для Аликс? По прибытии в чужую Россию она несколько дней проплакала в подушку. Решение изменить веру ее предков, которой она была верна всей душой, далось ей нелегко.

8 апреля цесаревич записал в своем дневнике: «Чудный, незабвенный день моей жизни! День моей помолвки с дорогой, ненаглядной моей Аликс!» Они были безоглядно счастливы. Жених и невеста сидели в гостиной, взявшись за руки, гуляли по полям, собирая цветы, разбивали пикник на берегу реки или катались на лодке. Им пришлось ненадолго расстаться, но теперь они могли писать друг другу открыто, делиться в ежедневных посланиях мельчайшими событиями из жизни и своими безграничными чувствами. Чистые, искренние, полные взаимных чувств тонкие листочки с бисерным почерком и маленькими коронами дошли до наших дней. Как они умели любить! Если бы только они могли быть простыми людьми… Если бы Судьба не водрузила на их плечи такую непосильную ношу…

Их венчание 14 ноября 1894 года совпало со смертью императора Александра III. По Москве прокатились слухи, будто бы Ники умолял отца разрешить ему отречься от престола. А перед венчанием на царство Николая его мать императрица Мария Федоровна разговаривала с министром Витте на предмет возможности коронования младшего сына Михаила, по характеру больше подходящего на роль императора. Но огромный корабль под названием Россия уже вошел в кровавое море на карте истории. Рулетка Судьбы была запущена, и ничья рука не могла ее остановить.

Жили мирно и счастливо

В первые годы их брака Аликс, ставшая императрицей Александрой Федоровной, родила четверых красавиц дочерей. Но страна не разделяла ее счастья: она ждала наследника. Долгожданное событие случилось лишь в 1904 году: родился наследник цесаревич Алексей. Народ ликовал, коронованные родственники со всех уголков Европы слали в русский дворец подарки и поздравительные телеграммы. Не радовались только Николай и Александра: уже через месяц после рождения малыша выяснилось, что он болен гемофилией, и любая, самая пустяковая царапина может стать для него смертельной. Что теперь будет? Этот вопрос в страхе задавали себе император и императрица. Они решили положиться на милость Бога, а пока жить так, чтобы ни в чем его не прогневить.

Венценосная семья жила просто, и ничем, кроме возложенных на нее государственных дел, не отличалась от другой любящей семьи. В детстве императрицу воспитывали в простоте и строгости, и она старалась привить те же ценности своим детям. Великие княжны одевались незатейливо, без украшений, ели простую пищу, проводили свой день за чтением, вышивкой, рисованием, игрой в бадминтон. Что касается цесаревича, то несмотря на свою болезнь, он был необыкновенно добрым и чутким мальчиком. Александра Федоровна старалась делать все, чтобы стать самой преданной женой и заботливой матерью. Ее шестым ребенком был сам император, ее Ники, каждый вечер спешивший в ее малиновый будуар: отдохнуть от государственных дел, забыться. Она жалела его, гладила по голове: «Бедный Ники!». А он слушался ее во всем, советовался в каждой мелочи. Может быть, за это при дворе Александру Федоровну ненавидели. Обвиняли ее в связи с немецкими родственниками и шпионстве в пользу Германии. Она всей душой старалась стать русской, но не смогла… А потом появился он – человек-проклятье, губитель российской империи, старец Распутин. Можно ли обвинять императрицу в том, что она ввела этого шарлатана в свою семью? Разве не поступила бы также любая мать, чей ребенок неизлечимо болен? По воспоминаниям очевидцев,  Григорий Распутин движением руки мог остановить кровь цесаревича Алексея. Материнское сердце не услышало голос разума. Это было начало конца…

…и умерли в один день

1917 год. Февральская революция. Временное правительство. Отречение императора. Сбылось то, о чем они мечтали: Романовы стали обычными людьми, обычной семьей. Но в них по-прежнему видели угрозу, а потому – ссылка: Царское село, Тобольск, затем Екатеринбург. У них отобрали все, но они радовались тому, что их не разлучили, а лишения и издевательства охраны воспринимали смиренно, как учил Господь. Николай с цесаревичем ходили на рыбалку, кололи дрова, носили воду; императрица дни напролет вышивала и молилась, девочки штопали одежду и пекли хлеб. В дневниках бывшей императорской четы нет ни слова упрека, роптания, гнева. Почему они не воспользовались возможностью бежать? Не попросили помощи у венценосных родственников из Европы? Не подкупили охранников царскими сокровищами, которые, по слухам, успели  вывезти и спрятать? Много вопросов, на которые сегодня не найти ответа. Они любили друг друга, своих детей, всем сердцем любили Россию, любили Бога и свято верили, что Любовь спасет их.

В полутемной комнате Ипатьевского дома за столом, освещенным одной свечой, сидел человек. Он, немного сутулясь, склонился над красивой тетрадью с золотым обрезом и что-то писал. Точно такую же инкрустированную драгоценностями книгу когда-то подарила ему мать. Первые записи датированы 1882 годом, когда он был еще мальчишкой. Посвящены они страшной дате 1 марта 1881 года, дню убийства его деда императора Александра II. Давно это было. Сейчас ему пятьдесят… В его голове нет и мысли, что записи, начатые с одного цареубийства, закончатся другим.

Скрипнула дверь. На пороге в ночной рубашке со свечой в руке стоит императрица. Бывшая императрица. С небольшим акцентом она ласково произносит:

– Ники, уже поздно, пора спать. Как холодно! Ты простудишься…

И он покорно закрывает тетрадь, гасит свечу и идет в спальню, где молится перед сном. Это была их последняя ночь.

Они стали не нужны, но их боялись. Напрасно они ждали, когда их выпустят за границу, пусть даже со страшным запретом никогда не возвращаться в Россию. В Екатеринбург из Москвы уже была доставлена расстрельная телеграмма.

Ночь с 16 на 17 июля 1918 года. Ипатьевский дом. Грубая рука одного из охранников разбудила бывшего императора. От шума проснулась императрица. Им сообщили, что всю семью срочно эвакуируют. Нет, собирать вещи не надо. Наспех одетые, Николай, Александра Федоровна, девочки и цесаревич спустились в подвал, где скороговоркой прочитав приговор, по ним открыли огонь. Не успев понять, что происходит, Николай попытался защитить своим телом жену, но упал, сраженный выстрелом в висок. Александра Федоровна перед смертью успела перекреститься. Палачи никак не могли добить девочек: пули отскакивали от них и летали по комнате. Цареубийц, большинство из которых были пьяны, охватил суеверный страх. Только потом они узнали, что сестер защищали бриллианты, зашитые в корсеты. Цесаревич был ранен и ползал по полу, защищаясь рукой от выстрелов и будто умоляя своих палачей опомниться. Через пару минут все было кончено. Колесо истории России достигло своей черной отметки. Лишь в 2000 году после широкого общественного резонанса была совершена попытка искупить вину перед последней царской семьей: Николай II и его семья были причислены к страстотерпцам и канонизированы в России. Русская православная церковь за рубежом сделала это на 19 лет раньше…

(с)Татьяна Сухотерина

Возможно, вам будет интересно также прочитать:


Категория: История любви | Добавил: tatianis (22.07.2013)
Просмотров: 3280 | Теги: Николай Второй, александра федоровна, царская семья, история любви, брак, семья, дети, император | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Друзья сайта
Статистика

Copyright MyCorp © 2017
Используются технологии uCoz